Метрология и соразмерность в древнем зодчестве

«...Тождество русской сажени и греческой филетерийской оргии широко распространенной в Византийском мире (равных точно 216 см), можно объяснить общими антропологическими данными грека и русского человека и предположить, что возникли эти ме­ры длины независимо одна от другой.
... Эта согласованность византийских и древнерусских мер, столь необходимая в торговых взаимоотношениях, культурных свя­зях и в обмене техническим опытом, сказалась не только в тож­дестве русской сажени и греческой оргии (216 см), но и в равен­стве греческого фута (308 мм) и русской этнографической меры „пяди с кувырком“, или большой пяди (310 мм), о чем упоминает в своем исследовании Б. Рыбаков.

В русской практике греческий фут оказался приравненным та­кой странной мере, как „пядь с кувырком“, когда к малой пяди — расстоянию между раздвинутыми большим и указательным пальцами руки, равному 19 см — прибавляется еще длина указательного пальца.
„Пядь с кувырком“ была распространена в русской архитектуре XI—XII вв.

...Наиболее естественной мерой в антропометрическом ее значении следует видеть так называемую „маховую“ сажень, равную размаху рук человека (176 см), ее полумеру, от центра груди до конца пальцев вытянутой руки, ее четверть от локтя до конца вытянутых пальцев и пядь, расстояние от большого пальца до мизинца у кисти руки с раздвинутыми пальцами.

Большие расстояния измеряются идущим человеком, числом шагов, отсюда шаг — мера длины.
Ширина полотна измеряется локтем и, быть может, с согнутыми пальцами, чтобы удобно было его перекидывать через руку.
В строительстве и землемерии применяется наибольшая мера — казенная сажень, равная росту человека с поднятой рукой и пр.

... С гораздо большим правом мы можем сказать, что не меры длины и их система определяли гармонию древнерусских сооружений, а наоборот, в мерах длины запечатлелись методы строительного производства и геометрические приемы построения архитектурной формы.

... Попытка вложить в руки средневекового зодчего „вавилон“ и предложить производить измерения не только с помощью сторон вписания друг в друга квадратов, что вполне понятно, но и при помощи самых неожиданных диагоналей, соединяющих углы разных квадратов, и тем самым предложить использование его в качестве своеобразной рулетки — это и есть та модернизация методов труда средневекового зодчего, о недопустимости которой говорит в статье Б. Рыбаков.

Необходимо также сказать, что совершенно неосновательно противопоставлять методу практической геометрии геометрию Эвклида, при этом считая ее „нашей современной меркой“. Не надо забывать, что геометрия Эвклида родилась из обобщения землемерия, ремесла и строительного опыта человека, еще за много веков до русского средневековья.

К. Н. Афанасьев. Построение архитектурной формы древнерусскими зодчими. — М., 1961.

Поделиться
Популярное